воскресенье, 11 декабря 2011 г.

Человек из прошлого тысячелетия

В гостях у Галины Федоровны я была уже не впервые.

Первый раз мы пришли без предупреждения. Боялись, что не откроет и не пустит, как многие другие ветераны. Открыла и пустила сразу. На вопрос, который мы ей задали позже – как так, что она, небольшая ростом бабушка, не побоялась пустить к себе домой пятерых здоровых ребят, которые, как оказалось, еще и занимаются традиционным винг чунь кунг фу.  Она, улыбнувшись, ответила, что на фронте ее учили всякому, и уложить дядьку даже ростом побольше ей не составит труда. Мы смеялись не сдерживаясь – сомнений, что она это сделает, не было даже капли.

Потом мы зашли, и нас попросили уйти. Поделом нам, нужно предупреждать. Но мы все боялись. Кто мы такие и как мы смеем приходить без уведомления и еще и приносить подачки? Стыд и срам. До чего докатился мир!

А помощь человеку нужна. Похоронила мужа, похоронила сына. Сама вертится, говорит, до августа 2010 года была еще на полном ходу. Потом лекарства «помогли». Сейчас в здравом рассудке рассуждает о том, насколько несовершенна современная медицина и как халатно относятся ко всем врачи, особенно к тем, у кого нету денег. И как медикаменты лечат одно, а убивают другое. Берегите здоровье, говорит она нам. Вы работаете сейчас не на себя и даже не на государство. Конечно, если вы будете плохо работать, хозяин вас уволит. Но берегите здоровье, невзирая ни на что.

Сегодня она нас четырех слегка пожурила, что не предупредили по телефону, и пригласила внутрь. Спросила, как мы и что мы, и когда в ответ послышались какие-то невнятные комментарии с нашей стороны, принялась рассказывать о своих делах. 

Человек из прошлого тысячелетия – ей 86 лет. Выглядит так, что столько лет бы я ей ни за что не дала – по моим меркам ей намного меньше, а по духу совсем молодая. Бодрая и стойкая, и готовая стоять за себя до конца. Речь четкая и выразительная, а истории настолько структурированы, что мне, дитю текущего поколения, еще учиться и учиться. Все на своих местах, все имеет значение. И даже то, чем она возмущается – даже это она выражает с таким достоинством, что мороз по коже.

Где такие люди сейчас? Почему меня ее отношение к жизни так удивляет?

Человек прошел войну. Столько ее друзей, родственников, коллег погибло во имя лучшей жизни, за то, чтобы их потомкам жилось лучше. Все они воспитывались в духе коллективизма, где каждый отвечал за себя и поэтому на него могла положиться вся команда. Люди сообща решали такие задачи, которые мне сейчас кажутся невероятными хлопотами. Ездили в Москву добиваться разрешения на документирование заселения в корпоративный дом, который они решили построить с потолками на 25 см выше, чем было прописано по плану. Волокиты было на несколько лет, и пришлось изрядно поразмыслить и поработать, чтобы добиться своего. Чтобы несколько десятков людей спокойно и законно жили в доме, в который они вложили средства. Добились. Видели бы вы ее лицо! Это гордость за себя, за своих соотечественников, за то, что за себя постояли и получили свое.

Чем мы гордимся сегодня?

Я… на данный момент не горжусь ничем. Пока еще ничего такого не создала, чем могла бы с такой искренностью похвастаться. А жизнь идет.

В Киеве радиоактивность сейчас во много раз превышает допустимые нормы. Я очень долго адаптировалась к этому городу после четырех лет в горах Болгарии. Мне в буквальном смысле давило на мозги, мутнело сознание, болели глаза, ныло тело, и вообще все на некоторое время покрылось мраком. Конечно, это наверняка частично и из-за внутреннего состояния. Но после моего переезда сюда я впервые по-настоящему пришла в себя только через год, и то когда вырвалась на неделю на родные Шацкие озера. Там «отходила» дня три, пока начала понимать, что со мной происходит.

Это правда, человек привыкает и адаптируется ко всему. Наше поколение еще в утробе привыкало к повышенным дозам радиации в воздухе. Взирая на всеобщую ситуацию в стране и настрой нации, думаю, мы намного сильнее, чем это может казаться. Вот и идет давление с разных сторон. Сильный – всегда конкуренция слабому, а в теперешнем мире кто первый, того и тапки, и сила тела и духа часто здесь не при чем. Вот и учимся выживать каждый день.

Людям из другого мира это не понять. Те, кто никогда не пробовали работать здесь, пытаться что-то организовать, иметь дело с различными государственными и частными структурами, понятия не имеют, как может быть так, что страна совершенно не волнуется о своем народе. Каждый должен быть сам за себя, а ведь разделенная нация – это всего лишь куча одиноких. Учителей, врачей, писателей, художников, инженеров, дизайнеров, шахтеров и продавцов. Одиноких родителей и детей. Слуг и воинов…

Не обижайтесь, говорит она, но вы сейчас рабы. Конечно, не те, которых бьют в лицо и погоняют батогом, но условия сейчас очень на это похожи. Кабала, завышенные требования, постоянно меняющиеся условия, выгода, прибыль, нажива.

А где же жизнь? На курортах? Дома на кухне? В комплексе бутиков?

Нет. Она у нас сейчас в голове. Внутренний диалог. Страхи, сомнения и много вопросов ко всему, а к себе больше всего.

Или вы думаете по-другому? О чем вы сейчас думаете?

Я задала последний вопрос своим студентам на уроке. Мы учились четко высказывать свое мнение на английском языке. Почти все сначала впали в ступор, а затем начали оценивать мой вопрос, спрашивать, зачем я их спрашиваю об этом, и так далее. Я бы поверила, что это и было то, о чем они думали за секунду до вопроса. Если бы они не делали практически то же самое со многими моими другими вопросами.

А наша бабушка все рассказывала и рассказывала о своем опыте. Как работала начальницей лаборатории по тестированию продукции на хлебозаводе. Как уходя на пенсию, позаботилась о том, чтобы весь Киев кушал качественный хлеб и «кондитерку». Как ее директор во всем ее поддерживал и как стоял за качество собственного производства. Как однажды им привезли добавку, в которой они сами выявили канцерогены и отказались применять это в изготовлении хлеба, и как директору грозили увольнением высшие власти. И как в итоге завод отстоял свое, и хлеб был такой, за который их не мучила совесть.

Что мы едим сейчас? Мне не хочется об этом думать. Я иногда покупаю молоко, стараясь не давать своим мыслям ходу. То, что стоит в холодильнике много дней и не портится, не может быть из-под коровы. Да это уже и ни для кого из нас не новость. Мы учимся выживать с тем, что у нас есть, ища то, что еще может быть полезным.


С другой стороны, заморачиваться по таким вопросам часто даже и нет времени. Мы, люди 21 века, двигаемся намного быстрее, поэтому больше говорим и в итоге намного меньше успеваем сделать. Ведь человеческий организм за последнее столетие не настолько поменялся, чтобы мы были способными работать на таких наноскоростях, достигать всех поставленных целей, успешно добиваться благополучия на всех поприщах, успевать полноценно отдыхать и еще и получать при этом удовольствие.

Да, говорила Галина Федоровна, раньше людям жилось очень нелегко. Трудились, недоедали, недопивали, думали о детях и их будущем. Строили, создавали, оставляли после себя.

Пришли мы и занимаемся чем?

Лично я даже не знаю, сколько всего осталось после них, используется ли это по назначению, и передается ли моему поколению все нажитые ими знания. Я вижу, как с малых лет дети воспитвают себя сами и выбирают для себя ценности… очень часто случайно и совершенно неосознанно. Некоторые понимают это на протяжении жизни и начинают исправлять собственные ошибки уже в 20 лет, некоторые же живут невзирая ни на что, и…

Или это мне просто кажется.

А время идет, и для радости и счастья нужно всего  так мало. Быть рядом. Быть таким, чтобы тебе можно было довериться. Делиться. Отдавать свое время, внимание, делать что-то для тех, кто в этом нуждается.

Ну что мы такого сегодня сделали? Купили фруктов и зашли без звонка в который раз к человеку, который прожил в четыре раза больше, чем я, прошел войну, а после воевал за то, что для него имеет значение. И этот человек искренне сокрушается о том, что мы тратим свои кровно заработанные деньги и, вместо того, чтобы в выходной отдыхать дома, ходим в гости к старухе.

А видели бы вы ее лицо. Энергия, которая исходит от этой женщины – любой современный молодой человек бы ей позавидовал. Это не появляется само собой… и не передается от сверстников. Это только опыт и воспитание. С воспитанием большинству их нас уж как повезло. А об опыте этих людей у нас еще есть шанс услышать. Их все меньше и меньше, и они, как никто другой, нуждаются во внимании, тепле и заботе. Даже если это будет просто разговор о том и о сем раз в неделю.
Ведь только зная, что было до нас, мы можем смело идти вперед и строить то, что будет после нас. Иначе видно, что происходит – просто оглянитесь вокруг…

Стройте свои жизни сами. И не по одному, а – объединяйтесь, улыбаясь, говорит она. Берегите свое здоровье и думайте уже сейчас о том, как будут жить ваши дети. Ведь им всегда хочется лучшего.

Комментариев нет:

Отправить комментарий