четверг, 31 марта 2011 г.

Зачем движение

Я поняла, почему меня так тянет играть.

С малого возраста, усаживая меня за пианино, наставники учили меня слышать не ноты и не звуки, а цельные фразы, которые постоянно куда-то направлены. Градации «тише-громче» в музыке так и называются – динамика, а их разновидности – динамические оттенки. Вслушайтесь – все, что воспроизводится с помощью музыкальных инструментов – это произведения динамики!

Однажды я сидела, по очереди перебирая клавиши, сначала одной рукой, потом по отдельности двумя – и тут мне попадается пьеса, которую нужно играть не так, как я все играла до этого. Помню, каким когнитивным диссонансом мне показалась одновременная игра двумя руками – когда они играют что-то совершенно разное. Помню, как я в восторге бегала по комнате, потому что мне удалось сыграть так, как надо, и я поняла, как это здорово – творить одно произведение двумя руками, которые играют каждая свое! Я на крыльях в тот день летела к своей прабабушке, которая тогда еще была жива, и взахлеб рассказывала, как это, стуча пальцами по дивану, пытаясь показать, в чем же вся прелесть. Помню, говорила, что жаль, что не могу притащить к ней домой пианино, чтобы сыграть ей. Ей так и не удалось послушать ни один из моих концертов... Но о том, как это – творить двумя руками одновременно – я ей рассказать успела.

Пианино – инструмент своеобразный. Если играть на нем, не нажимая правую педаль, которая удлиняет все ноты, каждая клавиша будет выдавать отдельный звук. И если эти звуки играть один за одним – они все будут отдельные, с физической точки зрения они никак не связаны, кроме как последовательностью. Как так получается, что мы их слышим связными?

Это и есть то, что вполне можно назвать чудом. Мы слышим их абсолютно так, как слышит их человек играющий – и настолько отчетливо, насколько он это передает. Когда у меня в голове мелодия сложилась в одно целое, гибкое, дышащее – слушатель это почувствует не только слухом, но и подсознательно. Говорю, потому что знаю – когда приходят к тебе после концерта и рассказывают, о чем ты играла – видно, когда тебя поняли именно так, как задумано! И что бы кто не говорил – слушателя не обманешь.

Ну хорошо, ноты связаны, и что теперь? А тут получается, что просто связать их вместе не получится – если нет движения вперед. И здесь начинается самый большой кусок работы над любым музыкальным произведением – сделать так, чтобы оно прошло на одном дыхании, в то же время не задохнуться (т.е. оставаться в полном самоконтроле все время игры) и так, чтобы оно началось в одним момент и обязательно привело к другому – сквозь много-много разных происшествий, которые будут случаться по дороге… все как в жизни. Музыка – это и есть жизнь, слушаем мы ее или творим сами. А жизнь – это движение, и только вперед. Иллюзии о том, что можно оставаться на месте или тем более вернуться назад – ничем не подтвержденные гипотезы и пустые мечты, исполнены нереализованных желаний. Почему бы просто не выбрать новое направление и вновь начать движение вперед?

На пианино мне это видно ярче всего – сыграв что-то, уже не переиграешь. Шанс на выступление всегда дается только раз – и именно играть как в последний раз я столько лет учусь вместе с моими мудрыми учителями. Чтобы сделать все, что можешь, в моменты игры, и не жалеть ни о сыгранных, ни о несыгранных нотах после. А в следующий раз – если, например, прошла в следующий тур конкурса – доработать слабые места, укрепить сильные и – с новыми силами вперед, только вперед! Только помнить о том, что часто следующего раза не бывает - есть только один шанс отдать всю себя. Сейчас - или потом уже не имеет значения.

В один прекрасный миг я частично это поняла - и подумала, боже мой, как легкомысленна я была в ранней юности своей! Даже не представляла себе, что такое - никаких потом. Чуть позже до меня начало доходить, как мы мудры в детском возрасте. Я понимала все это душой и сердцем - и искренне работала над тем, чтобы сделать все возможное, вопреки всем страхам публичных выступлений (читай, чужого мнения) и еще многих других вещей, над которыми я начала осознанно работать совсем недавно...

Потом, после музыкальной школы и училища у меня случился период творческого застоя. Мне перестало хотеться двигаться – хотя я тогда это еще не понимала и удивлялась, откуда у меня постоянное ощущение, как будто чего-то не хватает. А отсутствовала довольно интенсивная часть моей жизни. Попробуйте в течение часа постучать пальцами по столу. Вот-вот. А рояли – в них металла одного сколько. Эволюция сделала все так, чтобы мы лишь крепчали и извлекали нежнейшие пассажи из огромных металлических зверей, которые на все наши касания то урчат, то шипят, то кричат не своим голосом, то поют колыбельные… В общем, натворили - теперь учимся управлять своими творениями.

Говорят, всему свое время. И я теперь так думаю. Моя жажда движения таки проявилась – на занятиях Винг Чунь мы только над тем и работаем, что над движением четко вперед, прямо перед собой, всегда в согласии со своей центральной линией – и постоянно пребываем в движении. Цель номер один - гармония в самом глубоком смысле слова... для меня это - полное понимание, доверие и стремление в одном направлении, в нашем случае это - прямо перед собой. 

Иногда мне кажется, что чего-то более динамичного, чем Винг Чунь, я еще не видела… и мне сразу приходит в голову мысль - сравнить его могу только с игрой на пианино.

Вот тут-то все и начинает сходиться. И там, и там – мото перпето, или постоянное движение, легато, или слитно, и расслабиться так, чтобы оставаться достаточно собранной. И там, и там – дыхание как основа всего. Это миф, что для занятий спортом или единоборствами нужно правильно дышать, а играть можно без этого. Без дыхания не бывает ничего, движения тем более. Наносишь удар одновременно с блоком – дышишь, нажимаешь по десять клавиш одновременно – от волнения может случиться все, что угодно, если не дышать, ведь так важно ударить именно в нужный момент и по нужному месту – будь то оппонент во время тренировки или клавиатура на занятии.

И самое интересное – это то, что человек делает форму, а форма – человека. Так говорят наши мудрые учителя. Но поскольку все формы уже давно существуют, то наша задача всего лишь открыть их для себя, понять, прочувствовать и потом воспроизводить при желании и необходимости. Бах не придумал ничего нового – все те же клавиши, обычные нотные знаки, гармония у него – самая что ни на есть гармония, естественная и настоящая, не подкопаешься. Но та искорка, которая зажигается, когда музыка исполняется воодушевленно – это оно самое. Движение.

Аккорды переливаются друг в друга, мелодии перетекают из мажора в минор и обратно. Это все наше родное, давно известное и… лишь изредка нами забытое. Это единое целое, к которому всегда стремятся частички. Отсюда и движение. Именно поэтому теперь, осознав это, я не вижу смысла разделять для себя вещи, которые являются чем-то одним для меня. Да, Винг Чунь – в зале, но он же и дома, музыка – тоже в зале и тоже дома. И все это переплетается многочисленными нитями в голове и в сердце.

Можно еще и о нитях подумать вслух – какие, куда, зачем… но это уже в другой раз. А пока что – вдох-выдох, основной ритм нашего существования – и с ним нам только вперед, к новым свершениям с помощью непрестанного движения… :))

Комментариев нет:

Отправить комментарий